Кирпичи города М.

ВМЕСТО ПРЕДЫСТОРИИ

По опыту работы с архивными материалами можно с уверенностью сказать, что раз и навсегда описать историю события или предмета нельзя — постоянно появляются новые факты и документы, уточняющие или корректирующие эту самую Историю.

Поэтому когда материалов накапливается столько, что они начинают «проситься» к публикации — выстроить из них есть возможность только некий временной срез. Некий промежуточный этап исследования.

Так обстоит дело и с историями кирпичей и «кирпичников» города М. Не все клейменые кирпичи удалось сфотографировать. Не все документы удалось подержать в руках. Далеко не все истории о «кирпичниках» удалось разыскать. Наверняка после публичного оглашения собранных и систематизированных материалов найдутся люди и произойдут события, способные дополнить сведениями общую историю истоков кирпичного промысла, изложенную в этой книге.

Группа М_39132 надеется на это.

КИРПИЧНЫЕ САРАИ

Большие, натруженные руки крепкими шершавыми ладонями брали очередной кусок тугого теста, обваливали в муке и мяли, мяли, мяли — превращая в упругий плотный колобок.

Восхищает универсальность примитивных технологий. Ведь для упругого теста неважно, чьи руки мнут — мужские или женские. А для сильных рук неважно, тесто из чего месить.

Тот кирпич, из которого построены дома в сердце города М. — вылеплен вручную. В простой незамысловатой последовательности: замесили глиняное тесто — обваляли в песке — шмякнули с размаха в маленький ящичек по форме кирпича — срезали струной лишнее — выставили из ящичка на поддон. И снова, и снова, и снова…

История производства кирпича равна жизни цивилизаций, и в М. только последние 80 лет кирпич изготавливается при помощи промышленного оборудования. До начала индустриальной революции 30-х годов XX века кирпич изготавливался по технологии, которая мало отличалась от метода древних египтян или шумеров. В то время словесная конструкция «кирпич ручной формовки» не имела смысла — ведь других способов изготовления попросту не было.

Кирпича городу требовалось сотни тысяч штук, и предприимчивый горожанин мог практически без начального капитала запустить своё производство в «кирпичном сарае», как тогда называлось это ремесло.


Выставка кирпичей на сушку.

Первые каменные (ну то есть кирпичные, но так принято называть) здания в М. появились в первые годы XIX века, но вплоть до 1880-х годов зданий этих в городе насчитывалось меньше десятка. Кирпич оставался дорогим удовольствием, а строевого соснового леса вокруг было много.

К началу же 80-х годов сосновые ленточные боры в округе закончились и наступило время кирпичного домостроения. Теперь уже деревянные дома из строевой сосны стали дорогой редкостью, а каменные дома взялись строиться один за другим. Достаточно добротные и нарядные, пусть и на неискушенный провинциальный вкус. Ставшие «очаровательной стариной» для нас вами.

Иванюшин Максим Никитич [Николаевич];

Пупков Василий Прокопьевич;

Фомин Фёдор Яковлевич;

Маслов Матвей Григорьевич;

Халепский Андрей Николаевич;

Широков Петр Александрович;

Лаврентьев Иван Илларионович [Илларионович];

Лаврентьев [Никита] Ларионович [Илларионович];

Сотников Иван Васильевич;

Шерстобитов Степан Лукьянович;

Исламов Хадият [Александр] [Иксанович, Александрович]

Шадрин Николай Филлипович;

Торопов Сафон Иванович;

Кочедыков Александр Иванович;

Ермаков Ефим Александрович;

Каширин Николай Кузьмич;

Краснов Иван Зиновьевич;

Белов Илья;

Тюменцев Степан Иванович;

Менщиков Павел Ионович;

Медведев Семен Абрамович;

Медведев Егор Семёнович;

Гринев Нестор Савельевич;

Фадеев Емельян Григорьевич;

Никулин Анисим Семёнович;

Тропин Иннокентий Матвеевич;

Никитин Валерий Силантьевич;

Кравченко Давыд Никифорович;

Почерняев Иван Сергеевич;

Берсенев Андриан Васильевич;

Кокотов;

Беляев;

Хавченский Андрей Николаевич.

Истории этих людей сложились по разному и из разных источников стали известны, в том числе не всегда достоверных, но все эти истории заканчиваются началом 30-х годов XX века, когда с завершением «новой экономической политики» закончилась история частного капитала и предпринимательства в России. Когда личность мастера уступила место коллективу и массовому производству.

В июне 1920 года владельцев кирпичных сараев анкетировал от отдела муниципального хозяйства М. инструктор Мырзин. На основании информации из этих анкет, описи домовладений за 1916—1928 гг. и материалов сайта Красноярского общества «Мемориал» и проявились в нашей книге эти истории.

В частных коллекциях «брикофилов» скопилось некоторое количество клеймёных кирпичей, найденных в городе, в основном при разборе зданий (в плачевном состоянии) и в чердачных пространствах от разломанных печных труб. Особняком в этом списке стоит трёхэтажная громада доходного дома Г. М. Вильнера, объекта исторического и культурного наследия регионального значения, реконструкция с элементами реставрации которого до недавнего времени велась с переменным успехом на протяжении последних двух десятилетий. Подавляющее большинство представленных в нашем исследовании клейменых кирпичей именно из тела этого здания. Зная даты строительства «Дома Вильнера»: первым этапом строительство двухэтажного жилого дома на подвале в 1900—1901 г.г., вторым этапом строительство трехэтажного доходного дома на четырехъярусном (не подтверждено) подвале в 1909—1912 г.г., третьим этапом капитальный ремонт с частичной перепланировкой в 1926—1927 г.г., можно достаточно точно датировать большинство найденных кирпичей. Например большинство анкетированных владельцев кирпичных сараев упоминают о начале своей деятельности и покупке нового оборудования именно 1910 год. Помимо упомянутого «Дома Вильнера» в это время в городе строился как минимум ещё десяток каменных зданий и кирпич явно был в жестком дефиците.


Строительство «Дома Г. М. Вильнера». Стоят по верхнему ярусу лесов камнетесы, по верхнему краю карниза плотники, каменщики и их подносчики. В центре на лесах неустановленные господа и их дети (возможно в длинном двубортном пальто и цилиндре бородач — сам Герш Мордухович).

Основная масса клейменых кирпичей сосредоточена в трех частных коллекциях и предоставлена владельцами для фотосъемки в разное время в течении 2018—2020 годов, что сказалось на качестве и способах их фотофиксации, а находящиеся в собрании МБУК «Минусинский краеведческий музей им. Н. М. Мартьянова» представлены в виде их описаний на карточках из картотеки музея, руководство которого запросило непомерную для скромного бюджета нашего издания сумму за возможность фотофиксации и последующей публикации внешнего вида их кирпичей, за что мы просим у своих читателей прощения и снисхождения.

Посмотреть клейма и прочитать брошюру "Кирпичи города М."

Кирпичи города М.

Посмотреть все клейма и прочитать брошюру "Кирпичи города М." можно по этой ссылке. Большинство клейм атрибутировать очень сложно. Можно с уверенностью утверждать лишь, что «гласные» клейма:

[Е А ЕРМАКОВЪ] и его вариации принадлежат Ефиму Александровичу Ермакову либо членам его семьи (хотя информация о прекращении деятельности датируется 1922 годом, кирпичи с такими клеймами массово встречаются исключительно в печных трубах, ремонт которых датируется периодом 1920 — 1929 гг., когда Ефиму Александровичу уже шел седьмой десяток лет);

[Х А Л Е П] — Халепскому Андрею Николаевичу;

[к 8], найденный в развалившейся печной трубе принадлежит Каратузскому кирпичному заводу и выпускались начиная с 1930-х годов;

[Х] встречается в М. в период 1911—1912 гг., а так же в селе Уджей Каратузского района на развалинах стоящего на охране как объект исторического и культурного наследия регионального значения винокуренного завода Колобовых, строившегося примерно в то же время.

Кому же принадлежат все остальные клейма — вопрос во многом дискуссионный. Масштабы строительства во втором десятилетии ХХ века на территории города М. наверняка привлекали поставки кирпича из окрестных сел и деревень, в связи чем ареал возможного происхождения клейм расширяется на значительную по площади территорию.

В этом отношении показательна ситуация в самом городе, где при разборе зданий, построенных до 1910 года клеймёные кирпичи практически не встречаются, вероятно потому, что один мастер полностью покрывал подряд на здание и необходимости в идентификации его продукции не возникало, а вот в период строительного бума десятых годов только на «Доме Вильнера» насчитывается, помимо отпечатков следов птичек, кошек и собак, уже порядка сорока уникальных клейм.

МАТЕРИАЛЫ

Кирпичи, использовавшиеся в строительстве исторического центра города М. весьма отличаются по цвету, фактуре, способам изготовления и составу используемого глиняного теста.

Эти особенности значительно облегчают датировку времени изготовления кирпича и позволяют разделить на три неравных по времени этапа:
первый этап затрагивает весь период городского строительства в течении XIX века, когда цвет кирпича был стабильно бордово-коричневым (использовался чистая глина черногорских копей с незначительным добавлением местной глины синеватого оттенка и известкового «молока» и продолжительный обжиг), форма и грани неровными (из-за способа формовки кирпича в одинарных формовочных ящиках с «отбивкой» формы краями об верстак перед высадкой готового кирпича, на изломе такой кирпич имел характерную «вихревую» структуру (из-за способа подготовки глиняного теста «втугую», то есть перемешивание плотного комка без смягчения его водой);
второй этап достаточно короткий по времени и затрагивает период 1908—1915 гг. — напрямую связан с организацией концессии на разработку черногорских угольных копей семьей Баландиных, управляющий которых начиная с весны 1908 года принялся чинить препятствия в добыче глины на территории концессии, требуя за добычу платы (до этого разработка глин велась бесконтрольно и оплата за глину никуда не вносилась), что в купе с выросшей платой за перевозку добытой глины через Енисей привело к тому, что «кирпичники» начали разработку залегающих на северо-западной окраине города М. «тощих» глин (по сути даже не глин а суглинков) для подмеса в тесто, что вместе с экономией дров на этапе обжига давало кирпич грязно-песчаных и светло-коричневых оттенков, при этом начиная с 1910 года форма (прямоугольная с ровными острыми гранями) и качество кирпича на слом (равномерное наполнение) начало меняться с связи с приобретением многими производителями кирпича фабричного оборудования для производства кирпича методом ручного прессования;
третий этап, продлившийся с 1915 г. до конца 20-х годов ХХ века связан с тем, что поставки «красной» глины с черногорских копей в связи с приданием этой территории «мобилизованного» статуса решением Петроградского Центрального военно-промышленного комитета полностью прекратились и цвет кирпичей до начала промышленного производства кирпича в начале 30-х годов (редкий экспериментальный «двойной» кирпич середины 30-х годов, представленный в нашей книге демонстрирует вполне приличное качество, так как к этому времени усилиями СОВНАРХОЗа поставки черногорской глины были возобновлены) оставался стабильно светло-песчаным с рыхлым слабообожженым, легко поддающимся выветриванию телом (что связано как с нехваткой топлива, так и с бессмысленностью полного цикла обжига из-за низкого качества местных глин).


Очень характерный участок стены колокольни кладбищенской церкви, строившейся в течении всех трех вышеозначенных периодов. Наглядно видны снизу вверх изменения в технике кладки, толщине кладочного слоя и качеству кирпичей.

ТЕХНИКА КЛАДКИ

В городе М. строителями использовалось три способа кладки кирпича: что-то похожее на «готическую» кладку, когда «тычок» чередуется с «ложком» без смещения по следующему ряду (как можно видеть в нижних рядах, фото выше по тексту) — такой способ кладки просуществовал до 70-х годов XIX века, когда был заменен так называемой «фламандским» способом кладки (центральные кладочные ряды, фото выше по тексту), используемым до 20-х годов XX века параллельно с входившим в моду методом «цепной перевязи» (верхние кладочные ряды, фото выше по тексту).


Образец комбинированной кладки, датируемый вторым   десятилетием ХХ века.


Так же, описывая материалы и способы кладки в городе М. нельзя не упомянуть о таком своеобразном феномене, как возникший в первом десятилетии ХХ века интерес к весьма архаичной на тот момент (редко встречающейся после середины XVII века комбинированной по настоящему каменной кладки с кирпичными обрамлениями и вставками), в связи с резко обозначившимся дефицитом кирпича в регионе и в целях элементарной экономии помимо повсеместно строившихся из камня хозяйственных построек несколько гражданских зданий общественного назначения (исторические объемы зданий драматического театра и второго корпуса музея) были построены именно так — угловые и рядные лопатки, обрамления оконных и дверных проемов, завершающие и межэтажные карнизы и пояса фризов выполнялись из кирпича а наполнение стен велось местными трещиноватыми девонскими песчаниками, в основном бордовых тонов. Дальше же всех в применении бута в городской застройке прошел упоминавшийся уже выше Хадият Исламов, построивший два своих одноэтажных жилых дома (единственные в своем роде в застройке города) по улице Александра II (в настоящее время это улица Красных Партизан), в одном из которых жил сам (снесен в 2019 году), сдавая второй в наем (радует глаз и сейчас, формируя собой северный угол перекрестка улиц Красных Партизан и Кравченко).

ЛЕГЕНДЫ

Легенд в городе М., связанных с кирпичами и их применением в строительстве мы знаем две:
первая легенда имеет хождение по всей территории России и гласит что в дореволюционный кирпич для «крепости» добавляли куриные яйца — сомнительное предприятие, так как разлагающийся белок животного происхождения в кирпичной кладке гарантированно начинает плохо пахнуть, чем и пользовались во все времена каменщики, желавшие наказать своего нерадивого заказчика; белые же вкрапления в теле кирпича, выдаваемые любителями этой легенды за яичный белок на самом деле являются крупицами гашеной извести, добавляемой в глиняное тесто для большей вязкости и пластичности, а бело-серого цвета окаменевший кладочный раствор является таким потому, что до революции 1917 года в провинции портландцемент в строительстве не использовался и повсеместно в качестве вяжущего в раствор добавлялась та же гашеная известь, от чего кладочный раствор назывался известково-песчаным;
легенда вторая связана с нашими поисками клейменых кирпичей среди жителей города, некоторые из которых утверждали что они якобы видели/находили кирпич с «двухглавым орлом» но вот только его продали/отдали кому-то, и теперь не могут вспомнить как с новым владельцем связаться — никто из нас такой кирпич не встречал и посему мы с недоверием относимся к подобным рассказам.

советник по счастью

Мэр города М. нанял советника по счастью - им стал холистический маркетинг-коуч, конструктор позитивной реальности и архитектор безграничных возможностей!

Думаете это фантастика!? Мы в М. считаем что это реальность...

hand form brick

Большие, натруженные руки с крепкими шершавыми ладонями брали очередной кусок тугого теста, обваливали его в муке и мяли, мяли… В упругий плотный колобок.

Меня всегда восхищала универсальность примитивных технологий.  Ведь для упругого теста неважно, чьи руки его мнут – мужские или женские. А для сильных рук неважно, какое тесто им месить.



Collapse )




1911-1914. Сибирские экспедиции Кая Доннера. Часть 7. Камасы села Абалаково. Часть 4